Школьные коридоры Часть 6

2.

— Я не совсем помню, — медленно начал Сашка, глядя себе под ноги. — Зато я точно помню, что любовью там и не пахло. Это было в детском саду. Мне просто очень хотелось увидеть, как: как устроены девчонки: Они все так прятали!

— Еще бы! — сально хмыкнул Игаша.

— Да, вот так, — Сашка поправил складки на юбке совершенно по-женски. — Я предложил одной девочке встретиться со мной в укромном месте и показать друг другу: Почему-то я был уверен, что мое достоинство ее очень заинтересует! . . Да: Укромное место оказалось аллеей к заброшенным воротам. Высоченные тополя, совсем засыпавшие дорожку листьями, казались колоннами. Я почему-то думал, что это романтическое место. Там меня охватывала особая дрожь возбуждения. Особенно в ожидании голого тела.

Анна Евгеньевна возмущенно задрала брови, глядя на непонятного паренька, переодетого в женскую одежду, но потом с облегчением поняла, что не она первая переступила грань. Слушать становилось интереснее.

— Она не пришла, — коротко подытожил Сашка.

— Не пришла? — разочарованно переспросил Игаша. Ну совсем, как ребенок, которому не дали обещанную конфетку.

— Нет, — усмехнулся Сашка, взглянув на обиженное лицо напротив. — Не пришла. Наверное, это была моя вина — я не сумел ее как следует увлечь. И теперь я боялся только одного. Я боялся, что она расскажет обо всем подружкам. Все девчонки — болтушки!

— Все: — загадочно повторила Маринка, прикусив щеку.

— Мне так кажется, — ответил Сашка, словно извиняясь. — Я чувствовал себя очень одиноко. Такой маленький мальчик под такими высокими деревьями. Я ощущал их силу, их превосходство надо мной: К тому же, небо потемнело, приближался дождь: захотелось уюта: казалось, что все были так далеко: Я бросился со всех ног к тому месту, где детей скликала воспитательница. Оказывается, нас еще ждал вечерний концерт, а я совсем про него забыл!

— Все? — с ехидцей поинтересовалась Анна Евгеньевна.

— Про детский сад? — Сашка устало облокотился на стену и его груди шевельнулись под рубашкой. — Почти. На том концерте одна из воспитательниц сидела на сцене. А я находился прямо напротив нее. Она сидела: ну, немного раздвинув ноги. Немного, но мне было достаточно, чтобы я увидел:

— Она была без колготок? — Игаша возбужденно наклонился вперед. Михон недовольно отодвинулся.

— В колготках. — Сашка ощущал себя опытным солдатом, вернувшимся из страшного боя живым и невредимым. — В черных таких колготках. Тогда это была большая редкость. И юбка ее была: Словом, я впервые увидел, что между ног взрослой женщины торчат волосы. У меня было не очень хорошее зрение, но я сидел на первом ряду и мне все было видно.

— Она была без трусов? — вновь неугомонный Игаша.

— Без трусов? . . Вряд ли. Но если трусы на ней и были, то они были: ну, прозрачные, что ли: Словом, я видел волосню взрослой женщины! — сердито закончил Сашка.

Все опять помолчали.

— Потом она перехватила мой взгляд и сомкнула ноги, — продолжил сторож внезапно. — После этого я пристрастился снимать свои трусы во время тихого часа, в кровати. Никто этого не видел, я делал все аккуратно. Я снимал их, засовывал под подушку и тихо млел от того, что я без трусов, а никто про это не знает. Потом я стал смотреть, как спит моя соседка напротив, Ирка Парамонова. Именно в то время, по-моему, я и начал заниматься онанизмом:

— Онанизмом: — Анна Евгеньевна словно выплюнула это слово.

— Мне было лет пять, — подытожил Сашка и посмотрел на часы. Кучка песка стала заметно больше.

Все оживились. Всем хотелось поскорее уйти. Надо только было сдать экзамен.

3.
.

— А меня совратил двоюродный брат, — негромко сказала Маринка и все замолчали, повернув головы к девушке.

Она недоуменно покосилась на всех, словно не понимая, чего от нее хотят. Воцарилась тишина.

— Двоюродный брат, — вкрадчиво напомнил Игаша. Глаза у него были мутные.

— Да: Двоюродный брат. — Маринка с трудом подбирала слова. — Отвернитесь, блин! Я не могу так!

Довольный Игаша тут же повернулся спиной к девушке. Сашка пожал плечами и тоже уставился в стенку. Михон и так уже отвернулся от всей компании — его мутило от таких рассказов. Анна Евгеньевна отворачиваться не стала.

— Двоюродный брат, — вновь тихонько подсказал Игаша.

— Я помню! — огрызнулась Маринка. — Двоюродный брат. Звали его Мишка.

Михон вздрогнул.

— Он был старше меня и любил приходить к нам в гости. Ему нравились наши книги. У нас было очень много книг — красивых, хорошо изданных, модных тогда: Мы сами их почти не читали. Но иметь полное собрание сочинений считалось тогда престижным. И вот однажды его попросили посидеть со мной. Мне было тогда лет пять:

— Боже: — покачала головой Анна Евгеньевна.

— Все так, — уныло продолжала девушка. — Я тогда не знала, для чего он меня раздевал. Говорил, что мы будем играть в показ мод. Мне это очень понравилось. Потом: я не помню как: мы с ним оказались на кровати, под одеялом: Он попросил меня снять трусы: А потом принялся елозить по мне: Мне было любопытно, жарко и:

— И он тебя: ? — в ужасе выдохнула учительница.

— Нет, — слабо улыбнулась Маринка. — Ему-то было лет десять, и он, я так думаю, не был особенно опытным: так, повалялись на кровати: он потрогал меня, а потом:

— А потом? — спиной поинтересовался Игаша.

— А потом пришли родители, — мстительно ответила девушка. — Мои и его. И ему пришлось слезть с меня, предварительно взяв с меня слово, что я никому ничего не скажу.

— И ты не сказала? — спросил Сашка, непроизвольно поглаживая напрягшийся сосок левой груди.

— Я не помню, — сощурилась Маринка. — Но никаких последствий не было — никто не ругался, не ссорился: В общем, все обошлось!

— Повернуться можно? — мрачно пробасил Мишка.

— Можно.

Маринка покосилась на часы. Как бы то ни было, она внесла свою лепту. И теперь ждала следующего рассказа.

4. .

— Теперь ты! — локтем подтолкнул Михона Игаша.

Михон встал со своего места и подошел к окну. Соседство Игаши он выносить более не мог.

За занавеской царила ночь, казавшаяся особенно непроглядной за пыльным стеклом с двумя дохлыми мухами. Внезапная духота заставила парня расстегнуть воротник рубашки в крупную клетку.

— А у меня все началось из-за ключей.

Натренированный на репетициях голос не подвел, и Михон очень тому порадовался.

— Из-за ключей? — переспросил Игаша.

— Ага, Игаша. Из-за ключей. В тот день я пришел из школы и, пошарив по карманам, понял, что ключи мои — за крашеной дверью, перед которой я стоял, как дурак. Так же, по-дурацки, я однажды застрял у почтовых ящиков. Я всегда проверял, есть ли газеты в ящике, просунув палец в одну из шести дырок в дверце. А в тот раз я засунул не тот палец и не смог его вытащить.

— Не тот палец, — Сашка горько улыбнулся метафоре.

— Да, все наши проблемы часто начинаются из-за того, что мы суем не туда не тот палец. — Михон говорил увернно, словно стоя на сцене. Его режиссер мог бы им гордиться. — И мне пришлось простоять в таком положении, с пальцем в ящике какое-то время, пока, наконец, до меня не дошло, что помощи мне ждать неоткуда.
Ценой весьма болезненных ощущений и содранной кожи, я освободился. И тогда я себя почувствовал победителем. Я смог. Я сделал это!

— А ключи? — тихонько напомнила Маринка.

— Ключи? — Михон потерял былую уверенность. Но отступать было некуда. Стеклянные колбочки песочных часов напоминали знак бесконечности, вставший на дыбы. — Ключи я в тот день оставил дома. Родители были на работе. Брат учился на три урока больше, чем я. И меня ждала не очень приятная перспектива ожидания на лестничной клетке в течение полутора часов. И тут снизу хлопнула дверь в подъезде, и скоро к нам на пятый этаж поднялся наш сосед. Его звали Петя, но моя мама называла его Петруччо.

— Петруччо! — фыркнул Игаша. За ним засмеялись Маринка и Сашка. Криво улыбнулась бледная Анна Евгеньевна.

— Да, так, — Михон тоже хмыкнул. — Он увидел мое: м-м, затруднение, и радушно предложил переждать у него дома. Я согласился, предварительно написав записку брату и вложив ее в замочную скважину. Дома у соседа было очень интересно. Огромные напольные часы, большие аквариумы с сотнями маленьких рыбок, ковры и цветной телевизор:

— И все же? — Анна Евгеньевна с деланным интересом рассматривала свои ногти.

Михон помолчал, а потом продолжил:

— Он оказался педофилом, это наш дорогой сосед. Нет, все было культурно и пристойно. Никакого насилия. Для начала он предложил мне чаю. А потом подсуну пару журналов. Венгерских, как он сказал. Журналы были битком набиты фотографиями обнаженных мальчиков и девочек, с комментариями на непонятном языке.

— Английском? — Маринка опустила ноги со стола, и Михон увидел красивую девичью грудь и волнующую темноту внизу живота. Он торопливо отвел взгляд.

— Нет, вряд ли. Я вообще не помню, но сосед мне сказал, что журналы венгерские. «Мадьяр» , как он выразился. Они были красивые, с цветными фотографиями, страницами, приятными на ощупь. А до этого я никогда не видел голых девочек. Да и мальчиков тоже.

— А увидеть хотелось: — подсказал Игаша.

— Конечно хотелось! А тебе что, не хотелось бы?

— Ладно, ладно, ты не отвлекайся! — Игаша довольно лыбился. — Сосед, значит, педофил:

— А ты не перебивай! — Михон нахмурил брови, собираясь с мыслями. — Там, в одном журнале, была страница, где были: в общем, как это: Ну, там голые мальчики стояли в ряд, и Петруччо сказал, что они меряются, у кого: это: больше. И он предложил измерить мой: аппарат: и если он окажется хорошего размера, то можно будет участвовать в конкурсе, послав туда, в журнал фотографию… А я всегда думал, что мой:

— Член, — внятно произнес Сашка, и это слово просто обожгло Анну Евгеньевну.

— Ну вы: Вообще уже! — учительница в шоке сжимала и разжимала пальцы рук.

— Да ладно, — вяло отмахнулась Маринка. — Член так член. Он же не сказал х:

— Марина! — возмущенно воскликнула женщина. — Я вообще не понимаю, что здесь происходит! Почему мы должны выслушивать: и рассказывать:

— Потому! — резко оборвал ее Игаша. Его глаза вновь стали жесткими. — Я уже вам сказал, что нас никто отсюда не выпустит! Пока мы не опустошим часы своими рассказами: И вы все это знаете!

— Да уж, — передернул плечами Михон. Он вспомнил, как с трудом нашел выход из школы, как потом деревья гонялись за ним по школьному двору, как он еле-еле нашел то известное окно и этих: собеседников. — Кстати, Игаша, а что случилось с Толяном? Куда он делся?

Игаша застыл, и на его лице замелькали тени ответов.

— Он ушел, — невыразительно произнес подросток, глядя в пол. — Он отдал мне эти часы, сказал, что надо сказать и ушел.

— А как:

— Значит, ты говоришь, что Петруччо предложил тебе член измерить? — Игаша в упор глянул на Михона.
— И что же было дальше?

— Ладно. Одним словом, я гордился своим членом.

Он помолчал, как бы ожидая возражений, но их не последовало. Анна Евгеньевна шумно дышала и теребила в руках носовой платок. Маринка вновь перебирала струны на гитаре. Сашка тщетно пытался застегнуть порванную рубашку. А Игаша опять сально улыбался. И все они смотрели на Михона.

— Вот, — продолжил Михон. — Петруччо предложил измерить мой член линейкой. Сказал, что у него есть и деревянная, и металлическая, и пластмассовая: Но я очень стеснялся, и все что я смог, это попросить журнальчик на денек. Петруччо, конечно же, не разрешил. Он умел уговаривать: Для начала мы измерили его член: Он был, естественно, больше моего, но тогда я просто обалдел. Взрослый мужик показывал мне свой:

— Свинья, — проворчала Анна Евгеньевна. Она уже спрятала платок и спокойно выдержала метнувшего на нее взгляд Игашу.

— Может быть… Потом мы стали мерять мой… Петруччо сказал, что мой член вполне достоин того, чтобы участвовать в конкурсе. Он вытащил фотоаппарат и сфотографировал меня… ну, без трусов… Потом он спросил, умею ли я хранить взрослые тайны. Конечно же, я был сама могила… Он показал мне фотографии мальчиков, которые тоже, по его словам, претендовали на участие в конкурсе. И там я увидел знакомого пацана. Мы с ним отдыхали в загородном пионерском лагере. Почему-то это меня успокоило, и я поверил в честность намерений Петруччо. Перебирая фотки, я наткнулся на такую, где один мальчик держит во рту:

— Какой ужас! — воскликнула Анна Евгеньевна. Она вскочила с места и бросилась к двери каморки. Она рвала ручку на себя и наваливалась всем телом на крашеные доски. Но хлипкая на вид дверь совершенно не поддавалась яростному натиску. Учительница биологии, стеная, сползла на пол и уткнулась головой в косяк.

Михон подождал, пока этот демарш окончится, и уже спокойнее продолжил:

— Это был член Петруччо. Он сказал, что это, своего рода, тест, через который должен пройти каждый из претендентов.

— И ты прошел? — со скрытым возбуждением пробурчал Сашка.

— А как же! Это я потом понял, что тогда сделал. Но в тот день мне это: меня это: заинтересовало, что ли. Так заинтересовало, что я был ужасно недоволен, когда в дверь позвонил мой брат, вернувшийся из школы. Петруччо, конечно же, взял с меня слово о неразглашении. И до сих пор я хранил это слово.

— И тебе не стыдно? — Анна Евгеньевна повернула к Михону свое уставшее лицо сорокалетней женщины.

— Мне стыдно, что я нарушил слово, — отчеканил Михон и вновь отвернулся к окну.

— Меньше половины! — воскликнул Игаша. — В часах совсем чуть-чуть песку осталась!

У нас также ищут:

порно инцест русский изнасилование мамы, выебал сестру во сне, ебут пышек, частное фото секса русские зрелые инцест, муж смотрит как трахаюсь, девчонки делают миньет фото, смотреть порно видео как сын трахнул мать, трахнул вместе с другом жену, порна инцест, порно відео бесплатно инцест, ебут ирину шейк, телку трахнули при мужем, трахнул в тренажерке видео, сперма в письке видео в качестве, инцест в одессе, русская мама сыном на кухне трахаются, порнография смотреть онлайн инцест, массажист выебал клиентку в попу, брат на вечеринке трахнул сестру, трахнул беременную шлюху, смотреть порно кончил в попу онлайн, целки реальные онлайн, Рыжеволосая девушка садится на самотык, трахнул сочную маму порно, порно видео фистинга смотреть онлайн фильмы, видео как ебут настасью самбурскую

Читайте также:

error: Content is protected !!